В жизни любого государства большое значение имеет культура. В восприятии

ч. 1
Введение

ВВЕДЕНИЕ
В жизни любого государства большое значение имеет культура. В восприятии культуры Третьего рейха (немецкое «Drittes Reich» - буквально третья империя, третье царство; насаждавшееся нацистской пропагандой наименование режима фашистской Германии в 30-х - середине 40-х годов XX века) долгое время господствовали идеологические стереотипы, доходившие иногда до крайности. Так, например, цитирование пропагандистских высказываний некоторых политических деятелей Третьего рейха позволяло историком утверждать, что культуры в фашистской Германии вообще не было, что понятия «культура» и «фашиз.м» в принципе несовместимы. Деструктивный характер тоталитарного государства, разумеется, оказывал негативное влияние на немецкую культуру. Вместе с тем, анализ нацистской идеологии показывает, что культура в ней призвана была играть огромную роль в деле воспитания масс в духе новых идеалов. Поэтому нацистский режим должен был активно развивать культурное производство в Третьем рейхе. На протяжении веков культура являлась показателем социально-психологического климата в обществе. Нацистские лидеры и идеологи прекрасно понимали это.


Актуальность темы исследования определяется тем, что она охватывает общие проблемы взаимодействия государства и культуры. В более узком смысле данная тема исследования затрагивает проблемы воспроизводства культурных феноменов в тоталитарном государстве. Общая атмосфера жесткого социально-психологического давления, характерная для фашистского режима Третьего рейх, требовала активизации культурной жизни. Для населения Германии театр, кино, музыка, изобразительное искусство были не просто средством удовлетворения духовных потребностей, а своеобразным способом ухода от реальности, к иллюзии стабильности и порядка. Интерес к культурной сфере тоталитарного общества фашистской
4
Германии сопряжен с общими моментами, связанными с взаимоотношением культуры и государственной власти, с функционированием культуры в рамках государства. Интересы и идеалы культуры и государства разнонаправлены, но государство почти всегда стремится использовать культуру в своих интересах. Особенно это характерно для тоталитарных режимов. Изучение опыта прошлого в связи с этим особенно актуально, так как даже в демократических государствах имеются проблемы и несовпадение интересов между политической и культурной сферой.
Культурная жизнь нацистской Германии, непосредственно связанная с политикой фашистского государства в области культуры, в реальности оказывается явлением куда более сложным, многоплановым, неоднозначными и слабо изученным. В силу очевидных причин германский фашизм чаще всего изучался "односторонне" - исследователи акцентировали внимание на его деструктивных проявлениях. В контексте данной работы - это «свертывание» культурной жизни в Третьем рейхе, изгнание и уничтожений культурных феноменов. Деструктивные ("разрушительные") свойства способствовали дестабилизации социальной системы, создавали социальную напряженность, дискредитировали фашистскую систему в глазах общественного мнения, подтачивали изнутри и способствовали, в конечном итоге, ее разрушению.
Но политика национал-социализма в области культуры предполагала не только изгнание и уничтожение чуждых ей художественных форм, но и воспроизводство собственных культурных ценностей, соответствовавших фашистской идеологии, создание специфических художественных идеалов, стимулирование и активизацию культурной жизни в Третьем рейхе. Эта сторона культурной жизни слабо освещена, а потому её изучение представляет определенный интерес для историков.
Более того, культурные феномены нацистской Германии оказались довольно живучими. Шелуха политики опала, а культурные явления остались. «Очищенные» и идеализированные культурные формы (кино, театральные
5
постановки, архитектурные сооружения и проч.) служат источником представления сегодняшних людей о фашистской Германии. Эта идеализация очень опасна, так как она служит базой воспроизводства неофашистских движений в Европе. Поэтому показать сущность и характерные черты культуры фашистской Германии, тесно связанной с нацистской идеологией -это задача историков, занимающихся данной проблематикой. Это актуально и в связи с тем, что аналогичные тенденции мы можем заметить и в сегодняшней России.
Объектом данного исследования является нацистская Германия в 1933-1945 гг., предметом - культурная жизнь в Третьем рейхе, воплотившаяся в театральной, литературной и музыкальной жизни, изобразительном искусстве и кино, а так же в массовых культурных мероприятиях.
Следует подчеркнуть, что исследование культурных феноменов, возникших в тоталитарном обществе Третьего рейха, позволяет понять и оценить важнейший момент - психологический аспект насилия, осуществляемый в фашистском государстве.
Культурологическое направление исследования обусловлено тем, что автор считает самоценными все проявления человеческой культуры, которые порождены определенными причинами, а значит, необходимы человеческой цивилизации и занимают в ней определенное место, исполняют какие-то, зачастую очень разнообразные функции. Это обуславливает необходимость определения своего рода "ценностного статуса" художественных идеалов и результатов художественной практики национал социализма.
Территориальные и хронологические рамки исследования связаны с функционированием нацистского государства, его возникновением в 1933 году и падением в 1945 году.
Степень изученности темы. В отечественной историографии до самого последнего времени отсутствовали сколько-нибудь значительные разработки проблем культурной жизни Третьего рейха в 1933-1945 годах.

6
Нельзя сказать, что этой проблеме вообще не уделялось внимания -отечественные германисты посвятили этой чрезвычайно интересной и сложной проблеме несколько работ. Но следует с сожалением отметить, что отечественная историческая наука существенно отстала от западноевропейской германистики, и только появляющиеся в последнее время работы позволяют, надеяться на пробуждение интереса, как к истории Третьего рейха, так и его культуре.
Для относительно слабой изученности в нашей стране истории германского фашизма есть и объективные причины: скудность и недоступность источниковой базы, общая ориентированность тематики на изучение социально-политических и экономических аспектов фашизма. По вполне естественным причинам больше внимания уделялось антифашистскому движению в Германии и других европейских странах. Эти аспекты оказались тем самым более полно освещенными. Речь здесь идет о деятельности художников и писателей в антифашистском подполье, либо в эмиграции. Следует признать, что отечественная историческая наука только подхватила эстафету изучения проблематики у немецких историков, и это определило собой преимущественно историографический характер исследований, появившихся в 70-80 годы.
В рамках историографического обзора следует условно разделить материал на два бока: в первый войдут работы, посвященные германскому фашизму как социально-политической системе, во второй работы, посвященные непосредственно культурной жизни в Третьем рейхе в 1933-1945 годах.
Исследования самого германского фашизма велись в нашей стране с 30-х годов. В работах А.В.Немилова, Л.М.Волынского, С.Н. Мослинского, И.И. Зильберфарба, Н.И.Корнеевой. Н.П.Тройнина и др. рассматривались социально-политические стороны германского фашизма, его агрессивная внешнеполитическая направленность. В период 30-50 - х гг. отечественные
7
исследователи начали сбор и публикацию материалов о целях, формах и методах борьбы против прогрессивной культуры в фашистской Германии. В статьях и книгах отражена деятельность представителей немецкой культуры не покорившихся фашизму. Характерной чертой этих исследований следует считать актуальность, идеологическую направленность и пропагандистский характер. Поэтому вполне естественно, что отечественные историки в политике германского фашизма в области культуры и в самой культурной жизни Третьего рейха видели, прежде всего, деструктивный характер. Рассматривая политику национал-социалистов в области культуры как объект для критики, отечественные исследователи 30-50-х годов подчеркивали1 ее разлагающее влияние, антигуманную сущность, регрессивную направленность. Следует отметить, что подробный историографический анализ работ вышеупомянутых исследователей провел отечественный историк В.В.Есипов в статьях, опубликованных в 1990 г. (1). Поэтому в рамках данной работы целесообразно рассмотреть только исследования отечественных историков последних десятилетий, которые напрямую касаются политики национал социализма в области культуры.
60-е годы явились своеобразным рубежом в изучении проблемы взаимоотношения германского фашизма и культуры. Этот рубеж касается, прежде всего, не советской, а западногерманской литературы. В ФРГ началось активное изучение политики национал-социализма в области культуры и культуры Третьего рейха, стали публиковаться монографии, сборники статей и документов. Это не могло не повлиять на советскую историческую науку. Наряду с изучением социально-политической истории Германии периода нацизма в работах А.А.Галкина (2), А.С.Бланка (3) и др., вышла в свет большая статья Л.М.Красноглядовой и В.Я.Шапиро "Фашизм и
изобразительное искусство Германии" (4). Это первая работа в советской исторической науке, непосредственно посвященная проблеме взаимоотношения нацизма и немецкой культуры. В ней авторы характеризуют отношение
8
А.Гитлера к искусству, приводят факты его биографии, воспроизводят некоторые идейные установки нацизма, методы борьбы с "выродившимся" искусством. Авторы дают краткий исторический очерк о деятельности нацистов в сфере изобразительного искусства. Это и удаление из немецких музеев произведений художественного авангарда, и кампании против "выродившегося" искусства, специальные пропагандистские выставки, распродажа шедевров мировой живописи за границу. Интересно противопоставление, которое проводят авторы при характеристике творчества художников-антифашистов (Г.Грундига, О.Нагеля, К.Кольвиц, Л.Грундиг и др.) и художников, ставших на службу нацизму (А.Циглера, П.Падуа, Э.Эбера, А.Беккера). Понятно, что рамки статьи не позволяют авторам дать углубленный критический анализ нацистского искусства, поэтому они ограничиваются перечислением некоторых работ и общими критическими замечаниями в их адрес. Итог развития нацистской культуры авторы подводят следующим образом: "Пагубность официального искусства гитлеровской Германии заключалась в том, что, несмотря на внешнее правдоподобие, оно было враждебно гуманизму, проповедовало культ силы. Оно сознательно делало установку на мещанские вкусы и занималось дешевой пропагандой национал-социалистической идеологии" (5). Такой вывод, вполне характерный для отечественной науки 60-х годов, в современных условиях представляется упрощенным. Знакомство с "официальным искусством" гитлеровской Германии показывает, что оно проповедовало не только культ силы, а сложный комплекс идей и образов, имевших определенную социальную направленность, выразившуюся в раскрытии социальных тем рабочего и производственного труда, крестьянина и крестьянского быта, женщины и ее роли в обществе и т.д.
В 1972 году вышла в свет книга "Искусство, которое не покорилось. Немецкие художники в период фашизма 1933-1945", представлявшая собой сборник документов антифашистского сопротивления немецкой художественной интеллигенции. В книге собраны письма и воспоминания
9
таких известных художников, как Л. и Г.Грундигов, Э.Барлаха, О.Нагеля и других, приводятся нацистские законы, выдержки из речей фашистских идеологов, посвященные культуре. Он вскрывает «неофициальную культурную жизнь» нацистской Германии. Заслугой составителей является то, что книга вводила в научный оборот целый ряд новых материалов и документов (6).
Интенсивное исследование немецкими учеными проблем политики германского фашизма в области культуры стимулировало интерес к культурной жизни Третьего рейха у отечественных ученых. В конце 70-х - начале 80-х годов появились кандидатские диссертации и статьи Л.М.Макаровой и И.Ф. Карасюк, в которых проводился историографический анализ работ западногерманских исследователей, посвященных проблемам фашистской политики в области культуры и отчасти культурной жизни в Третьем рейхе (7). Весьма характерно, что авторы обращаются не собственно к исторической проблематике, а именно к историографии. В диссертации Л.М.Макаровой "Нацистская пропаганда средствами искусства в освещении буржуазных историков" анализируются взгляды историков США, ФРГ, Франции, Англии, Италии и Испании на процесс идеологического воздействия нацистов на культурную сферу Германии. Л.М;Макарова стремится к негативной оценке работ иностранных ученых, так как не находит в них активной критики политики национал социализма в области культуры, опровергает буржуазных историков, которые считают, что нацистская политика в области культуры была ориентирована на "средние слои", на мелкую буржуазию. Сколько-нибудь серьезных аргументов она не приводит, а утверждает, что политика фашистского государства в Германии проводилась крупной буржуазией в ее интересах. Данная точка зрения представляется сейчас весьма устаревшей, тенденциозной и не выдерживает критики. В своей работе Л.М.Макарова' пытается дать эстетическую оценку художественных произведений нацистского времени. При этом происходит терминологическая путаница: смешиваются понятия "натурализм" и "реализм", модернистские течения
10
приравниваются друг к другу, они обвиняются в игнорировании общественной функции искусства и объективном служении интересам крупной буржуазии. И, тем не менее, ценность диссертации Л.М.Макаровой состоит в сборе и систематизации западноевропейской литературы по исследуемой в данной работе теме. Введение в научный оборот большого количества новых материалов, попытка охватить их единой концепцией и делают ее работу весьма интересной.
Кандидатская диссертация И.Ф.Карасюк "Борьба немецких писателей-эмигрантов в странах Западной Европы против фашизма 1933-1939 г." (8) явилась итогом длительного периода работы этого исследователя. И хотя работа посвящена более традиционному предмету - эмиграции, она представляет значительный интерес для исследуемой здесь проблемы. И.Ф.Карасюк довольно подробно останавливается на культурных феноменах Третьего рейха. Автор приходит к выводу, что нацистская культура выросла из собственно немецкой культуры или, точнее, из какой-то ее части. Очень важно было бы проследить, какие именно живописные направления оказались наиболее приемлемыми для идеологии нацистов, но подобная панорама развития немецкого искусства XX века, конечно, выходила за рамки работы. Довольно односторонне представляет автор и саму нацистскую культуру, в которой воспевается лишь тип солдата-бойца, война. Оценивая работу И.Ф.Карасюк, следует отметить ее достаточно высокий профессиональный уровень, информативность и широкий охват проблем. Статьи этого автора, посвященные западногерманской историографии и историографии ГДР, являются первыми работами такого рода в отечественной науке (9).
Самым фундаментальным исследованием, вышедшим в советское время и посвященным проблемам политики германского фашизма в области культуры, является докторская диссертация М.Н.Филатова "Критика эстетической идеологии и художественной практики нацизма" (10). И хотя автор является доктором философских наук и подходит к анализу предметов с
11
эстетических позиций, его выводы представляют явный интерес для историка. В его работе дан подробный анализ высказываний нацистских идеологов об искусстве, культуре, эстетических идеалах. Он справедливо критикует их за иррациональный подход к определению эстетических ценностей, в котором критерием могут быть расовое чувство, честь немецкой нации, здоровье и т.д. Очень интересна отмеченная автором тенденция нацистской идеологии, объявлять классиков немецкой литературы и поэзии своего рода предшественниками национал-социализма. Так, например, нацисты стремились интерпретировать с расовых позиций такие произведения Ф.Шиллера как "Коварство и любовь", "Разбойники" и др.
Работа М.Н.Филатова представляет собой фундаментальное исследование по проблеме взаимоотношения германского нацизма и культуры, в котором поднят целый ряд важных и перспективных вопросов. Автор дает вполне обоснованную оценку культурной политики национал-социалистов, анализирует и критикует их эстетические идеалы.
Подводя общий итог отечественной историографии, которая, так или иначе, касалась рассматриваемой здесь темы, следует отметить, что отечественные историки только начали подходить к разработке чрезвычайно сложных и интересных проблем взаимоотношения германского фашизма и культуры в 1933-1945 годах. В работах отечественных исследователей заметен методологический схематизм, который выразился, в частности, в поверхностном анализе западногерманских исследований, когда оценка той или иной работы исчерпывалась одной или двумя фразами, чаще критического характера. Очень слабо отечественные историки использовали структурирование историографических исследований по проблемному принципу, тогда как это весьма плодотворная и эффективная методика.
Изменение социально-политической обстановки России сделало с начала 90-х гг. возможным исследование самых разнообразных проблем и применение самых разнообразных методик изучения исторических материалов. Были сняты
12
запреты-с интереснейших архивных материалов и, что самое важное, с некогда закрытых тем. Указанные события определили собой выход в свет ряда работ, посвященных проблемам функционирования культуры в тоталитарных государственных системах XX в. и политики тоталитарных государств в области культуры.
К числу самых заметных следует отнести вышедший в 1993 году фундаментальный труд И.Голомштока "Тоталитарное искусство" (11). Ее несомненным достоинством было введение в научный оборот большого количества новых материалов: Одним из первых в отечественной науке автор ставит проблему исследования культуры в тоталитарном обществе. Вместе с тем в его работе проявилась и методологическая ограниченность, характерная для многих современных гуманитарных исследований. Стремясь показать всестороннее (почти абсолютное) сходство искусства во всех тоталитарных режимах, Голомшток обосновывает и идентичность политики в области культуры в Третьем рейхе, СССР, фашистской Италии. Соответственно, автор стремится доказать и полную идентичность культурной жизни в фашистской, Германии и СССР Известно, что политика в любом обществе обуславливается идеологией, а поскольку идеология в этих странах была все же различна, то и методы культурной политики должны были существенно различаться. Выявляя особый феномен тоталитарного искусства, имеющий интернациональное значение, автор подспудно отказывает искусству в возможности самостоятельного развития, даже в. жестких рамках тоталитарного режима. Такая абсолютизация политической детерминации культуры определяет и негативную оценку всего того, что было создано художниками, кинематографистами, скульпторами в условиях тоталитарного господства. Согласиться с подобной точкой зрения трудно. Заметную тенденциозность проявляет И;Голомшток и при отборе источников. Монография снабжена большим количеством иллюстраций, воспроизводящих картины, плакаты, архитектурные проекты, скульптуру времен нацизма в Германии, социализма в
13
СССР, маоизма в Китае. У некритичного читателя складывается впечатление, что немецкие, советские, итальянские художники, жившие в тоталитарном государстве, писали, ваяли, творили одно и тоже, одинаково, практически без вариаций. Учитывая перечисленные недостатки, следует, тем не менее, отметить, что монография Голомштока - серьезный вклад в изучение политики национал-социализма в области культуры в 30-40-е годы XX века. В начале 90-х годов вышла целая серия публикаций документальных материалов непосредственно связанных с историей Третьего рейха, которые нередко сопровождались пространными комментариями (12).
В ряде работ отечественных историков также рассматриваются проблемы теоретического осмысления тоталитаризма, непосредственно связанные с генезисом фашизма в Европе в 20-х -30-х годах XX века (13). Значение этих работ для исторических, культурологических, историко-культурных исследований Третьего рейха чрезвычайно велико, т.к. они позволяют вести разработку конкретных проблем на современном методологическом уровне, выходить на стык наук, более полно объяснять исторические и культурные феномены.
Важным рубежом в исследовании культуры Третьего рейха, культурной политики нацистского государства являются исследования отечественного историка В.В.Есипова. Исследуя с начала 80-х годов XX века культурную политику и культуру фашистской Германии, автор опубликовал ряд научных статей, монографию "Германский фашизм и культура" (Культурно-политическая деятельность НСДАП в 1929-1933 гг.) (14), и подвел итог исследованиям защитой докторской диссертации (1998 г.). В.В.Есипов так сформулировал основную задачу своей монографии - "исследовать механизм и результаты воздействия нацистского режима на немецкую культуру, и взаимодействие конструктивных и деструктивных элементов в феномене политики национал-социалистического государства в области культуры" (15). Этой цели соответствует и структура книги. В ее основе лежит проблемно-
14
хронологический принцип. Автор выясняет идейные истоки политики национал-социалистов, возникновение национал-социалистических культурных организаций, формирование системы контроля за культурой со стороны фашистского государства. Теории О.Шпенглера, Фридриха Людвига Яна, Ж. Гобино, Х.Чемберлена, Ф. Ницше содержали, по мнению автора, все важнейшие идеи и представления о культурной политике А.Гитлера и А.Розенберга. Автор монографии показал, что иррациональность культурно-исторической философии национал-социализхма не повлияла на четкие и рациональные организационные формы деятельности национал-социалистов в области культуры. Пристальное внимание он уделил "Союзу борьбы за немецкую культуру" и Имперскому министерству народного просвещения и пропаганды. Основные методы их деятельности,- разоблачение деструктивного искусства, организация выставок нового немецкого искусства, персональная политика (запрет на профессию). Все это рассматривается в контексте борьбы двух национал социалистических лидеров в сфере культуры - А.Розенберга и И. Геббельса. В рамках их противоборства автор привлекает внимание к возникшей двойственной тактике немецкого государства в культурной политике: одни культурные установки для распространения внутри страны, другие - для зарубежных стран. Особый интерес вызывают рассуждения В.В.Есипова о гибкости фашистского режима в отношении авангардной культуры, которая характеризуется лояльностью в отношении к ведущим формам европейской культуры (итальянскому футуризму, экспрессионизму и т.д.). Подобную гетерогенность культурной политики ВВ.Есипов связывает с этапом становления фашистского режима и полагает, что она становится невозможной после установления тоталитарной власти. В монографии затрагиваются психологические аспекты культурной политики Третьего рейха, объясняется популярность культурно-националистических установок у немецкой молодежи.
15
Обозначенные проблемы освещаются автором на примере воздействия национал-социалистической политики на архитектуру, изобразительное искусство, театр. К сожалению, остались "за кадром" развитие музыки, кино, художественной литературы. Выводы автора достаточно хорошо продуманы. Однако его мнение о естественном развитии художественных форм в рамках тоталитарного режима и о самоценности культуры той эпохи представляется спорным.
Занимаясь лишь одной проблемой, автор в конечном итоге характеризует сам феномен фашизма, его свойства и особенности. Потому вполне обоснованы те концептуальные установки, которые он дает во введении к работе. Сейчас, в конце XX века совершенно очевидно, что фашизм не просто "диктатура наиболее реакционных кругов... ", а, как справедливо отмечает В.В.Есипов, сложный многоуровневый и многоплановый социально-политический феномен, в котором противоборствовали противоречивые тенденции, делавшие его целостным и относительно органичным. Собственно говоря, при анализе конкретных исторических фактов автор успешно использует принципы гегелевской диалектики, что позволяет ему, с известной долей условности, адекватно отражать историческую реальность. Вместе с тем, его подход к теме специфичен и лишен многих привычных штампов.
Автор опирается на обширный и весьма разнообразный фактический материал: данные статистики, использует сборники постановлений нацистского режима, данные прессы, речи и статьи политических лидеров Третьего рейха, практически недоступные широкому читателю, особенно провинциальному, поскольку они сосредоточены в главных национальных книгохранилищах Москвы и Санкт-Петербурга
В монографии немало интересного: новые примечательные факты и разоблачительные документы, выпуклые портреты Й.Геббельса, А.Розенберга, А.Гитлера и др. Книга в целом воссоздает интересную и полную картину становления и развития национал-социалистической политики в области
16
культуры с 1929 по 1939 годы. Автор привлек к раскрытию темы большое число исследований по истории искусства и культурологии, что позволяет ему довольно тонко - в ряде случаев - интерпретировать последствия воздействия тоталитарной идеологии на культуру Третьего рейха
В 90-е годы В.В.Есипов продолжал исследование культурной политики в Третьем рейхе, что выразилось в публикации целого ряда статей (16), посвященных различным аспектам культурно-политической деятельности нацистского режима в Германии. Среди них следует отметить: «Вагнер и Гитлер: влияние социально-политических воззрений композитора на мировоззрение политика», «Культура и власть: проблемы исследования культурной политики в тоталитарном государстве». В своих работах В.В.Есипов развивает идеи, высказанные в основных публикациях, доказывает, что культурная политика в фашистской Германии носила сложный многоплановый характер.
Вместе с тем, следует заметить, что фундаментальные разработки В.В.Есипова касались в основном культурной политики фашистского государства, вопросы культуры и культурной жизни затрагивались в его исследованиях косвенно.
В 2002 г автором данной диссертации совместно с В.В.Есиповым опубликована статья «Художественные идеалы в нацистской идеологии». В ней рассматриваются социальные типы, нашедшие отражение в изобразительном искусстве Третьего рейха доказывается их идеологическая обусловленность(17)
Таким образом, можно констатировать отсутствие в отечественной исторической науке специальных исследований о культурной жизни в Третьем рейхе. Данная работа является попыткой восполнить существующий пробел.
Немецкая историография. Немецкие исследователи заинтересовались проблемами культурной жизни Третьего рейха уже в конце 40-х годов. Западногерманские историки А.Беме, П.Раве, П.Древс и др. посвятили свои
17
работы культуре Третьего рейха (18). Работы этих авторов являются попыткой осветить отношение фашизма к культуре, эмиграции, оценить вклад деятелей литературы и искусства в борьбу против фашизма. Эти книги носили более публицистический характер, нежели научный.
В 50-е годы работы, посвященные рассматриваемой теме, в Германии почти не появлялись. Вероятно, это объясняется тем, что первичная оценка такому социально-политическому явлению, как фашистская политика в области культуры, была дана. Со всей очевидностью она определяла сугубо негативные последствия воздействия нацистского режима на немецкую национальную культуру. Вышедшие в свет в 50-х годах работы А.Хаузера "Социальная история искусства и литературы" и Ф.Ро "История немецкого искусства с 1900 года до современности" носили специальный искусствоведческий характер, культура Третьего рейха затрагивалась в них очень кратко и поверхностно, как бы вынужденно, но они подготовили собой "исследовательскую волну 70-х годов" (19). В этот же период начался активный сбор материалов для исследования такого сложного социально-политического феномена как "фашизм".
Шестидесятые годы стали своеобразным рубежом в изучении проблем, поднимаемых в данной диссертации. Внешние причины, связанные с началом холодной войны, и внутренние, связанные с шоком, вызванным разгромом фашизма, отошли в прошлое. Молодое поколение немцев серьезно заинтересовалось недавним прошлым своей страны. Вышли в свет курсы лекций, впоследствии опубликованные в отдельном сборнике "Немецкие университеты в Третьем рейхе" (20). И хотя авторы пытались объяснить причины политической лояльности университетской профессуры к нацистскому режиму, сборник вызвал резкую критику со стороны леволиберальных кругов, которые называли его "беспомощным антифашизмом" и доказывали, что авторы пытаются скрыть сотрудничество университетских преподавателей с нацистами (21).


Список литературы
ч. 1